Горно-металлургической отрасли Казахстана не хватает газа для низкоуглеродного перехода

0 54

Об этом в своем выступлении на отраслевом конгрессе Astana Mining & Metallurgy заявил глава Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец.

«Мы сможем создать низкоуглеродное содержание наших проектов. Но давайте честно нам скажем, помогите нам с газом. Мы же не имеем возможности сейчас наше производство так или иначе перевести на газ. У нас нет объемов газа на будущее. Мы не имеем никаких четких представлений будет ли в Казахстане туркменский газ или российский газ, а если он будет – по какой цене? Мне кажется, этот вопрос один из ключевых для достижения перспектив развития нашей отрасли», — считает лоббист.

Как известно, более трети добываемого природного газа в Казахстане закачивается обратно в пласты для увеличения добычи нефти. Менее существенная часть потребляется в газифицированных регионах населением и электростанциями, остаток идет на экспорт в Китай для субсидирования низких внутренних цен и обеспечения прибыльности «КазТрансГаза». Из-за роста сжигания газа в быту, в Казахстане нарастает его дефицит, который ранее предполагалось восполнять за счет туркменского топлива, однако, очевидно, договоренности по цене с южным соседом еще не достигнуты.

С российской стороны газ поставляется в Костанайскую и Западно-Казахстанскую области, согласно межправительственным соглашениям. Недавно о частичном переходе на газ заявил темиртауский комбинат АрселорМиттал Темиртау, однако намеченные им объемы невелики – 300-600 млн кубов в год. Стоит отметить, что газ в избытке сжигается на электростанции «Батыс Пауэр» в ЗКО для обеспечения работы майнинговых ферм, но к примеру, сейчас для полноценной работы Жамбылской ГРЭС в одноименной области его не хватает.

Использование газа для казахстанских горно-металлургических предприятий важно при экспорте их товаров – ферросплавов, алюминия и других металлов в Европу, которая планирует в течение нескольких лет ввести углеродный налог. Учитывая угольную компоненту казахстанской металлопродукции, будущая пошлина может оказаться достаточно высокой.

Профанация Кодекса о недрах

Интересным на конгрессе выдалось выступление представителя российской компании «Полиметалл Евразия» Каната Досмукаметова. В нем топ-менеджер посетовал на недочеты регулирования геологоразведки, которое до принятия Кодекса о недрах в конце 2017 года заявлялось в формате «первый пришел – первый получил» относительно участков для детального исследования на содержательное наличие металлов.

Напомним, до этого новая форма недропользования обсуждалась участниками отрасли аж с 2013 года. К слову, «Полиметалл» в последние годы активно проводит геологоразведочные работы по стране, в том числе через юниоров, несмотря на обширную базу золотых запасов на месторождениях Варваринское, Комаровское и Бакырчик.

«Дальнейшее развитие можно было бы дать внедрением принципа предоставления права недропользования «первый пришел – первый получил». Взятая за основу австралийская модель (в Кодексе о недрах – ред.) этого принципа может быть реализована в полной мере. Для этого, на наш взгляд, надо изменить подход к формированию программы управления государственным фондом недр (ПУГФН – ред.), придав интерактивной карте статус реального инструмента для предоставления права недропользования. Можно включить в программу всю свободную от недропользования территорию страны разом, включая территории, ограниченные для недропользования. При этом все риски того, что недропользователь будет работать на ограниченных территориях, можно нивелировать на этапе согласования проектных документов. Таким образом, ответственность за проверку территории будет перенесена с государства на недропользователя», — предложил глава дочки «Полиметалл».

Как известно, программа управления госфондом недр с подачи чиновников от геологии территориально ограничивает подачу заявок на участки для разведки с момента вступления в силу Кодекса о недрах в 2018 году. Это не позволяет в полной мере воспользоваться заявленным принципом «первый пришел – первый получил». До ввода в действие Кодекса о недрах отраслевые госорганы обещали, что недропользователи смогут подавать заявки в онлайн-режиме, используя интерактивную карту и национальный банк данных минеральных ресурсов.

Эту информационную систему «Казгеология» и комитет геологии обязались запустить несколько лет назад, однако ее запуск теперь заявлен на конец этого года. Пока же свободный доступ к отчетам о геологосъемочных, поисковых и оценочных работах на бумажных носителях, которые должны быть оцифрованы, затруднен. Только обойдя эти бюрократические недостатки, принцип «первый пришел – первый получил» может действительно заработать.

Большим финансовым барьером для работы юниоров, полагает Досмукаметов, является требование законодательства о недрах по страхованию или предоставлению гарантии крупной публичной компании либо открытия целевого депозита для обеспечения ликвидационных работ после проведенной геологоразведки.

«Высокие тарифы за страховку, отсутствие публичных компаний с требуемым инвестиционным рейтингом, достаточно большая сумма, которую надо поместить на банковский вклад – это все очень высокая финансовая нагрузка, которая для подавляющего большинства юниорских компаний просто не под силу. В связи с этим, пока, к сожалению, геологическая разведка и поисковые работы остаются в основном уделом государства и крупных горнодобывающих предприятиях. А для того, чтобы на поисковые площади не проходили так называемые «спекулянты», которые получают разведочные лицензии без какого-либо намерения проводить работы, можно было бы наоборот усилить требования по финансовым обязательствам по проведению геологоразведочных работ», — считает глава золотодобывающей компании.

Гиганты ГМК просят запросы

После окончания главной панели конгресса Аrasynda.kz попытался обратиться с вопросами к его спикерам, представляющим руководство крупнейших горно-металлургических корпораций Казахстана – Kaz Minerals и Eurasian Resources Group (ERG). В частности, корреспондент сайта хотел выяснить, действительно ли Kaz Minerals перенесет свой головной офис в Москву в связи с реализацией Баимского проекта на Чукотке. Однако председатель правления уже непубличной компании Kaz Minerals Management Эльдар Мамедов предложил обратиться с запросом в пресс-службу.

Комментируя вопрос Аrasynda.kz о том, повлияют ли европейские санкции против белорусского БелАЗ на деятельность ERG, которая массово использует его самосвалы, заместитель председателя правления по финансам управляющей компании Евразийская Группа Данияр Рахматуллаев отметил, что санкции коснулись в любом случае всех европейских компаний.

«У нас есть определенное видение по данному направлению, но, в принципе, в целом, мы работаем, то есть у нас есть определенные программы и мероприятия, мы можем позволить. Но мы в рамках юридического поля, в этом все нормально. Коллеги вам дадут более развернутую информацию с точки зрения — как и что, но в целом мы работаем, то есть у нас, да, конечно, долгосрочную стратегию с учетом этого приходится пересматривать, но в целом работа ведется», — сказал топ-менеджер.

Представитель пресс-службы ERG Гульмира Матхаликова подтвердила готовность предоставить всю информацию по озвученному вопросу в ответ на письменный запрос.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.