Бюджету по непонятным причинам не хватает средств – глава Счетного комитета

0 3

Бюджету по непонятным причинам не хватает средств – глава Счетного комитета

Это нонсенс, заявила Наталья Годунова

Бюджету по непонятным причинам не хватает средств – глава Счетного комитета

Председатель Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета Наталья Годунова выступила с отчетом на пленарном заседании Мажилиса, передает Azattyq Rýhy.

«Как формируется бюджет? Без предисловий сразу перейду к проблемам. Бюджет стал планироваться таким образом, что в течение года по непонятным причинам не хватает средств на текущие расходы. Это нонсенс, особенно учитывая, что есть бюджет развития – 8% или 1,2 трлн тенге. Мы же не планируем капитальный ремонт квартиры, если нам не хватает денег на оплату коммунальных услуг. За исключением инициатив главы государства, это просто некачественное планирование бюджета, администратора бюджетных программ и согласие с этим Министерства финансов. И потом из Национального фонда государство вынуждено выделять ресурсы на эти текущие расходы. Утверждаем бюджет без глубокой проработки, приоритизации расходов, а потом в течение года пятую часть корректируем и перераспределяем. Раздаем бюджетные средства по 50 млн на разработку ПСД по дорогам для увеличения количества проектов, не думая, будут ли они обеспечены финансированием в следующем году», – рассказала Наталья Годунова.

По ее данным, доходы более чем на треть, на 36%, сформированы за счет средств Национального фонда.

«Данный показатель остается высоким на протяжении последних трех лет, тогда как очевиден резерв пополнения государственной казны за счет налогового администрирования. К сожалению, и в этом году госаудитом не подтверждены дополнительные поступления, заявленные Комитетом государственных доходов за счет улучшения налогового и таможенного администрирования. Мы смогли подтвердить в 1,8 раза меньше, чем было заявлено – 278 из 684 млрд тенге», – отметила глава Счетного комитета.

Наталья Годунова также высказалась о том, как устанавливается прогноз по доходам республиканского бюджета.

«В методике прогнозирования поступления бюджета по двум основным налогам – корпоративному и подоходному и налогу на добавленную стоимость, как вы знаете, это системообразующие налоги, выявлены недостатки. Как следствие, только по КПН занижение прогноза на прошлый год составила 239 млрд. Все это вынуждает Минфин залезать в карман будущего года, наращивая авансовые платежи либо искусственно создавать недоимку. Только по 15 крупным компаниям, исправно исполняющим свои обязательства даже в кризисные годы, бюджет в конце 2021 года недополучил порядка 167 млрд тенге. Однако буквально в первых числах января этого года задолженность была погашена. Реально была недоимка? Мы сомневаемся.

Поступления от недропользователей в сумме 125 млрд тенге, согласно ранее принятым обязательствам, предприятия горнометаллургического сектора Министерством национальной экономики вообще не были включены в план поступлений. А показаны Министерством финансов как результат совершенствования налогового администрирования. Нельзя согласиться и с двойным учетом одних и тех же сумм в рамках нескольких мер администрирования. А это 6,2 млрд тенге.

Слабо проводится работа по взысканию долгов в рамках процедур банкротства и реабилитации. Погашено менее 1% от суммы кредиторской задолженности, а всего 2 трлн тенге. Видимо основную часть спишут», – обратила внимание она.

Глава Счетного комитета рассказала и о таможенном администрировании:

«В ходе аудита налогового и таможенного администрирования было выявлено расхождение по обуви. То, что касается ввозимой обуви, по суммам. И мы пришли к тому, что у нас часть населения должна ходить босиком. Никто босиком не ходит. Зимой и летом, осенью все обуты. У всех по несколько пар обуви. Обувь – это недорогой товар. А что говорить, если мы коснемся вопросов дорогого оборудования, промышленного оборудования, цифрового оборудования и так далее?»

Расходование средств Национального фонда не соответствует ни утвержденной концепции, ни цикличности развития экономики, ни здравой логике, утверждает она.

«В начале я сказала о возможностях в период после пандемии. Какие это возможности? Среднегодовая цена на нефть сложилась в прошлом году 70 долларов за баррель, как вы знаете, при прогнозе в 60. В этом году цена еще выше – 120. Казалось бы, это время для накопления. Общеизвестно, что экономика развивается циклично, за ростом последует спад. Поэтому, изучая отчет за 2021 год, мы пытались смотреть в 2023-2025 годы. Чем тогда мы подстрахуемся, если сейчас будем продолжать тратить больше, чем поступает в Национальный фонд. При малом количестве конкурентоспособных экспортных и импортозамещающих производств, слабой диверсификации экономики и потраченных резервах», – недоумевает Наталья Годунова.

При этом глава государства неоднократно обращал внимание на необходимость эффективного использования средств Нацфонда, напомнила она.

«И что же? 64% средств, выделенных из Национального фонда, мы направляем на текущие мероприятия. На выплату пенсий, пособий, даже на содержание осужденных. Проводим исследования. Мы провели аудит 20 проектов за счет целевых трансфертов из Национального фонда (строительство объектов инфраструктуры СЭЗ, нескольких зон, реконструкция подъездной дороги, строительство инженерных сетей в микрорайоне таком-то, строительство магистральных сетей в микрорайоне таком-то, строительство улицы). И только 7 проектов, которые касаются непосредственно самого производства. При этом продолжаем тратить на микрокредитование за счет средств Нацфонда на 13% больше, чем на аналогичные проекты из республиканского бюджета», – отметила глава Счетного комитета.

Говоря о нацпроектах, Наталья Годунова заявила, что большинство из них «подменили собой госпрограммы, но по сути мало что изменилось»:

«Не соблюдается основной принцип проектного управления. Разработка нацпроекта в максимально короткие сроки с главенством результата над процессом. Финансирование составило лишь 57% от потребности. То есть финансирования нет, необходимых объемов. А значит нет и морального права спрашивать результаты. Мероприятия до конца не проработаны, нет должной координации центра с регионами. Остается очень длинный период от принятия решения центральными государственными органами до того, как это почувствуют люди. Если вообще почувствуют. А бюджетные средства уходят сотнями миллиардов».

Остается множество различных инструментов господдержки, но их эффективность слабо оценивается, продолжила она.

«С помощью мер решаем горящие проблемы без видения на перспективу. По сути, инструментов всего 8. При этом в отчетном году только на кредитование через разные институты государство потратило 390 млрд тенге. Часть из них расходуется неэффективно, часть вообще не возвращается в бюджет. И только какая-то доля позволяет создать реальные производства. Не лучше ли вместо льготного кредитования субсидировать ставку БВУ, в том числе и по долгосрочным кредитам? Это позволит увеличить охват господдержкой почти в 5 раз. Предлагаемый подход, на наш взгляд, создаст эффективные условия для роста производства отечественных товаров, развитие несырьевого сектора экономики», – подчеркнула глава Счетного комитета.

По мнению Натальи Годуновой, медленными темпами, но участие государства в экономике сокращается.

«К сожалению, качественно только за счет госпредприятий. Есть вопросы к приватизации таких объектов. Ниже рыночной стоимости продано почти 40%. 66% объектов госсобственности – в 3 раза ниже, за 7,2 млрд тенге против 22,2 млрд тенге. Из 18 объектов квазигоссектора в 11 раз ниже – 864 млн вместо 9,4 млрд. В чем причина? Неэффективное управление, приведшее к обесцениванию активов или намеренное занижение? Наверное здесь еще предстоит разобраться.

Убытки квазигоссектора тоже растут. Долги только крупных холдингов превысили 21% к ВВП. Дивиденды незначительные – 16% от общего дохода при поручении главы государства в 70%. Только по системообразующим компаниям фонда «Самрук-Казыны» оценочно недополучено порядка 0,5 трлн тенге», – сообщила она.

Источник: rus.azattyq-ruhy.kz

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.